Танковые сражения на Восточном фронте

Танковые сражения на Восточном фронте
История
22:38, 25 August 2020
350
0

Э. Раус
"Танковые сражения на Восточном фронте"


Erhard Raus
PANZER OPERATIONS:
The Eastern Front Memoirs of General Raus, 1941-1945

ПРЕДИСЛОВИЕ
СТИВЕНА Г. НЬЮТОНА

22 июня 1941 года полковник Эрхард Раус в составе немецкой армии ступил на территорию Советского Союза. Он был человеком, не известным ни собственным солдатам, ни начальникам. Раус родился в Австрии, и его последним боевым назначением стал пост временного командира 1-го велосипедного батальона легкой пехоты австро-венгерской армии. Этот пост Раус занимал 5 месяцев в самом конце Первой Мировой войны. Межвоенный период он провел на различных штабных должностях и в учебных подразделениях. После аншлюсса в 1938 году он перешел на службу в немецкую армию и в течение 2 лет продолжал служить в различных штабах. Самым заметным эпизодом стала его работа в качестве начальника штаба XVII корпуса во время французской кампании. Исключением стал двухмесячный промежуток, когда он командовал учебным полком. В немецкой армии существовала традиция периодически направлять офицеров Генерального штаба во фронтовые части, поэтому в июне 1940 года Рауса назначают командиром 243-го пехотного полка. Через месяц он становится командиром 4-го моторизованного полка. В мае 1941 года Рауса назначают командиром 6-й моторизованной бригады в составе 6-й танковой дивизии, причем он еще ни разу не командовал полком в бою. Поэтому никто не мог предугадать, что этот невзрачный 42-летний австриец еще поднимется до командующего армией.
Наверняка командир дивизии генерал Франц Ландграф считал Рауса "неопытным". Мало того, что он не имел боевого опыта, Раус был практически незнаком с танковыми войсками. Поэтому в 6-й танковой дивизии его откровенно считали офицером второго сорта. Ландграфу еще предстояло узнать, что этот скромный австриец умеет составлять детальные планы и тщательно готовить их исполнение. Раус принадлежал к командирам того типа, которые меньше всего полагаются на храбрость подчиненных, они предпочитают, чтобы "каждый солдат знал свой маневр". Это очень ценное качество, однако пока еще было неясно, как Раус поведет себя в стремительно меняющейся обстановке танковых боев. Однако в самые ближайшие дни выяснилось, что на поле боя он ведет себя так же невозмутимо, как и в штабной палатке. К тому времени, когда 6-я танковая дивизия подошла к окраинам Ленинграда, солдаты, воевавшие под его командованием, уже привыкли даже в самой сложной ситуации повторять: "Раус нас выведет". Раус прекрасно видит местность, отлично налаживает взаимодействия разных родов войск, умело применяет неортодоксальную тактику. Все это делает его естественным преемником генерала Ландграфа на посту командира 6-й танковой дивизии. Когда началась зима, растянутые коммуникации и огромные потери в людях и техники превратили 6-ю танковую дивизию в жалкую тень, которая стояла неподалеку от Москвы. Когда в январе 1942 года генерал Модель стал командующим 9-й Армией, он оказался достаточно прозорливым, чтобы именно Раусу поручить защиту своего тыла и коммуникаций. В страшные холода Раус собирает пестрое сборище солдат строительных частей, наземных служб Люфтваффе и вообще всего, что попадается под руку, и удерживает важнейшую железнодорожную линию, идущую через Сычевку на фронт. Если бы Раус не сумел защитить коммуникации Моделя, 9-я Армия, вероятно, потеряла бы весь XXIII корпус, который был окружен северо-восточнее этого города. К середине февраля Раус собрал достаточно сил, чтобы перейти к медленному "наступлению улитки", выдавливая русских из ключевых деревень. Ему удается создать зону безопасности шириной несколько километров вокруг железной дороги.
Действия Рауса во время зимнего контрнаступления Советов принесли ему прозвище "Дальнозоркий" и укрепили его отношения с Моделем, вместе с которым ему предстояло служить 2 года спустя в Галиции, но уже в качестве командующего армией. 6-я танковая дивизия заслужила несколько месяцев отдыха во Франции. За это время она была реорганизована и пополнена, но в декабре 1942 года дивизия вернулась в Россию, чтобы возглавить неудачное наступление 4-й Танковой Армии на Сталинград с целью деблокировать 6-ю Армию. Несмотря на провал наступления, Раус несколько неожиданно в январе 1943 года становится командиром корпуса. Во время Курской битвы его корпус играет вспомогательную роль, обеспечивая "крюк слева" фельдмаршала фон Манштейна, действуя на крайнем правом фланге армейской группы "Кемпф". Потом он защищает Харьков и прикрывает отход Группы армий "Юг" к Днепру, сражаясь против значительно превосходящих сил русских.
Гитлер наградил Рауса, назначив его командующим 4-й Танковой Армией, которую он возглавил во время контрнаступления Манштейна на Киев в декабре 1943 года. Раус командовал различными армиями до марта 1945 года, когда Гитлер отправил его в отставку. Он поочередно возглавлял 4-ю, 1-ю и 3-ю танковые армии, сражался в Польше, Прибалтике, Восточной Пруссии и наконец Померании. Несмотря на гордые имена, на самом деле эти армии представляли собой сборище плохо подготовленных фолькс-гренадеров, непонятно почему названных танкистами. Однако в некоторых случаях - под Киевом, Ливов[?] и в Прибалтике - Раусу удавалось доказать, что он может руководить крупномасштабными танковыми операциями с той же уверенностью, которую он демонстрировал на дивизионном уровне. Гейнц Гудериан, который тогда возглавлял Генеральный штаб армии, считал его одним из лучших танковых генералов и без колебаний бросил Рауса на критические участки.


Так как Раус стал командующим армией в тот период, когда Германия окончательно и бесповоротно перешла к обороне, он поневоле и сам стал специалистом по оборонительным боям. Здесь австриец показал себя с совершенно неожиданной стороны. Хотя Раус выдвинулся как командир танковой дивизии, он отказался от тактики "эластичной" или "мобильной" обороны в пользу того, что сам назвал "тактикой оборонительных зон". Если такие генералы, как Герман Балк или Хассо фон Мантейфель, предпочитали бороться с советскими прорывами и вклинениями гибкой обороной, иногда отдавая территорию, чтобы окружить и уничтожить вражеские авангарды, Раус предпочитал отбивать все атаки и удерживать позиции. Однако он отнюдь не был бездумным исполнителем приказал Гитлера "стоять до последнего". Раус прекрасно сознавал недостаточную подвижность немецких пехотных дивизий и нехватку танков, которые не позволяли вести широкие мобильные операции, вроде манштейновского "крюка слева". Любая такая попытка после середины 1943 года была бы слишком рискованной.
Методы действия Рауса сделали его любимцем Гитлера и Моделя, так как он был одним из немногих офицеров, которые действительно пытались защищать территорию, а не призывали отдавать ее. К несчастью для послевоенной репутации австрийца, именно это привело к тому, что его забыли. Как писали Дэвид Гланц и другие историки, с конца 1940-х годов и до 1980-х, на Западе войну в России представляли, в основном, по мемуарам таких немецких офицеров, как Гейнц Гудериан, Эрих фон Манштейн и Фридрих-Вильгельм фон Меллентин. Но в этих ключевых работ Раус обрисован совершенно неправильно. Гудериан защищал Рауса в тот момент, когда Гитлер собирался его сместить, но при этом он предпочел не заметить, что успешная оборона Восточной Пруссии, которой руководил Раус, велась теми методами, против которых "Стремительный Гейнц" категорически возражал. Раус заслужил уважительное отношение фон Манштейна, но не более того, поскольку именно Раус сменил Германа Гота на посту командующего 4-й Танковой Армией. В знаменитых "Танковых сражениях" фон Меллентина Раус подвергается жесткой критике, хотя не всегда при этом назван по имени. Это происходит потому, что Раус не желал вести контрнаступление на Киев и оборону Львова так, как предлагали автор и его идол Герман Балк. Когда Меллентин написал следующую работу, посвященную немецким генералам, он вообще не упомянул Рауса.
Однако Исторический отдел американской армии очень высоко оценил Рауса и сделал его рукопись основой для нескольких учебных разработок по методам ведения военных действий против Советского Союза. Раус упомянут, как один из основных авторов в работах по военным импровизациям, использованию климата, тактике мелких подразделений и так далее. Эти работы использовались очень долго. Сначала они были изданы в серии брошюр, выпущенных военным министерством, потом была серия мелкотиражных репринтов, за ними последовало большое издание Питера Тсураса. Целью этих публикаций в то время донести немецкую точку зрения на события и дать доступ современному читателю к документам Холодной войны. Однако остается неясным, какая часть этих материалов действительно принадлежит перу самого Рауса. Биографы Рауса не заметили, что из описания действий Рауса в России вырезано слишком много.
Оригинальная рукопись была утеряна, вполне вероятно, что она больше не существует. Однако сведя вместе большие куски уже опубликованного материала, добавив неопубликованные заметки и добавив несколько статей, которые Раус напечатал в "Альгемайне Швейцарише Милитарцайтшрифте" можно восстановить практически весь документ. Дотошный читатель заметит различия в стиле и транскрипциях между более ранними и более поздними частями. Молодые офицеры, которые делали первые переводы, проявили младенческую неосведомленность в технической терминологии вермахта, а часто даже не знали грамматики и синтаксиса немецкого языка. Сравнение их переводов с немецкими оригиналами дает совершенно неожиданные результаты, когда целые предложения и даже абзацы приобретают совершенно противоположный смысл. Более того, в последующих изданиях, когда материал отбирался из первых переводов и правился, обращение с оригиналом было еще более вольным. Часто вырезались достаточно большие куски, а длинная глава разрезалась на произвольные части.
В нашем издании там, где это было возможно, мы вернулись к материалам немецкой рукописи, попытались восстановить порядок и стиль изложения самого Рауса. Кроме того, где было возможно, я привел специфические обозначения частей и фамилии командиров и поменял местами кое-какие места в описании последних дней войны для более связного изложения. Эту часть работы оказалось почти невозможно восстановить, прежде всего из-за ограниченности переводного материала. Впрочем, может быть, Раус предполагал написать более фундаментальный труд, посвятив его тем операциям, которыми он командовал. Заметной брешью в рукописи является описание действий 6-й танковой дивизии во время последнего наступления на Москву в ноябре-декабре 1941 года. Материала совсем немного, и его пришлось дополнять выдержками из журнала боевых действий дивизии. Когда 6-я танковая дивизия на полгода покидает Россию и отправляется во Францию на отдых и переформирование, следует еще один большой пробел. Однако он не имеет серьезного значения.
По своей широте и ценности в качестве исторического источника мемуары Рауса, вероятно, уступают мемуарам Гудериана, фон Манштейна и фон Меллентина. Эрхард Раус был неплохим писателем. Его воспоминания читать гораздо легче, чем, скажем, Гудериана. К тому же, в них нет самовосхвалений. Его работа много значила в период Холодной войны, рассказывая о том, как Германия упорно сражалась против злобных советских орд. (Однако Раус не упоминает в своих мемуарах о расстрелах комиссаров и не говорит, что получал этот приказ, хотя достоверно известно, что он был спущен, как минимум, до дивизионного уровня). Иногда он допускает ошибки в хронологии, в своих рассказа[х] может спутать похожие события. Но эти мелкие недочеты не снижают исторической важности его воспоминаний.
Главный недостаток, но в то же самое время и главное достоинство мемуаров Рауса заключается в том, что он почти целиком сосредоточился на тактических операциях. Читатель не найдет описаний характера или пространных характеристик фон Манштейна или Моделя. Нет здесь попыток нарисовать "масштабную картину войны" на других участках фронта. Множество младших офицеров ведут свои маленькие жестокие бои за безымянные русские деревни, сами оставаясь безымянными. Остаются лишь описания боев. Однако то, что Раус, даже став командующим армией, все равно уделяет все внимание действиям мелких подразделений, дает возможность детально рассмотреть тактику немецкой армии, которой почти не касаются другие английские и немецкие источники. В этом качестве воспоминания Рауса являются просто бесценными. Ну и не будем говорить о том, что они просто великолепно написаны.

После того как мы вступили на территорию самой России, боевая группа "Раус" имела следующий состав:
Штаб 6-й моторизованной бригады
4-й моторизованный полк (2 батальона)
6-я рота 114-го моторизованного полка (бронетранспортеры)
II/11-й танковый полк
II и III/76-й артиллерийский танковый полк
3-я рота 57-го танкового саперного батальона
Противотанковая рота 41-го батальона истребителей танков
601-й зенитный батальон
Санитарная колонна
Тыловые части
Всего в ней насчитывалось:
1500 солдат
230 пулеметов
12 - 105-мм пехотных гаубиц
60 танков (в основном PzKw-II и PzKw-35t)
12 - 105-мм полевых орудий
12 - 150-мм полевых орудий
9 - 50-мм противотанковых пушек
12 - 88-мм зениток
26 - 20-мм зениток
Однако мы не смогли развить наш успех, потому что генералы Эрих Гёппнер и Рейнхардт внезапно отдали новые приказы.
У ворот Ленинграда
1 2 3 4 5 6


Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии (0)
Топ из этой категории
Кто убил миллионера-фабриканта Савву Морозова Кто убил миллионера-фабриканта Савву Морозова
Са́вва Тимофе́евич Моро́зов (3 (15) февраля 1862, Зуево, Богородский уезд, Московская губерния, Российская империя — 13...
26.08.20
457
0
Тунгусская загадка Тунгусская загадка
30 июня 1908 года в глухой сибирской тайге, в районе реки Тунгуски, прогремел сильнейший взрыв, о природе которого...
25.08.20
409
0